Бесерманъёс

Бесермяне (самоназвание – бесерман) – народ в России. Включены в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Феде­рации (2000 г.). Расселены на северо-западе Удмуртии в бассейне р. Чеп­цы (приток р. Вятки) в пределах Юкаменского, Глазовского, Балезинского, Ярского районов, а также в сопредельных райо­нах Кировской области. Численность по переписи 1926 г. со­ставляла 10 034 человек (в последующих переписях, вплоть до 2002 г., как отдельный этнос не выделялись, включались в состав удмуртов). Согласно результатам переписи 2002 г. численность в Российской Федерации – 3122 чел., из них 2998 чел. Проживают в Удмуртской Республике.

Живут среди удмуртского, татарского, рус­ского населения в 41 населенном пункте, где составляют основ­ную часть. Чисто бесермянских деревень – 10. Язык бесермян – наречие удмуртского языка, в фонетике и лексике прослеживается ряд специфических черт, характерных для тюркских языков.

За более чем 100-летнюю историю изучения бесермян учеными высказывались разные предположения относительно их этногенеза. Несмотря на довольно обширную историографию, многое и сегодня остается на уровне гипотез. В дискурсе преобладают две конкурирующие гипотезы. Согласно одной – бесермяне – удмуртизированные тюрки, согласно другой – тюркизированные удмурты.

Русские летописные источники XIII—XV вв. фиксируют на­род под названием бесермян на Волге и в нижнем течении р. Камы, письменные документы XVII в. отмечают бесермян в бассейне р. Чепцы, часто называя их «чуваш», позднее за ними окончательно закрепляется этноним бесермяне. Современное историко-этнографическое знание с учетом письменных и полевых источников позволяет предположить, что бесермяне – это группа южных удмуртов, испытавшая сильное и длительное тюрк­ское влияние. В состав бесермян, возможно, влилась какая-то раннетюркская группа, родственная чувашам. В их формирова­нии существенную роль сыграл, очевидно, религиозный фак­тор: в Волжской Булгарии часть южноудмуртского населения приняла ислам и стала осознавать себя как нечто отличное от удмуртского этноса и постепенно получила название «бесермян» (возможно, восходящее к «мусульман»). После падения Волж­ской Булгарии бесермяне бежали от монголо-татар в глухие вят­ские леса и оказались в бассейне р. Чепцы и с тех пор живут среди северных удмуртов, но сохранили свою южноудмуртскую речь. Группа бесермян тогда была немногочисленной. По учету 1678 г. были 4 бесермянские деревни, насчитывавшие 73 двора и 337 человек мужского пола, а учет 1717г. отмечал 18 деревень со 100 дворами и 432 мужского пола.

Для религии бесермян характерен сложный синкретизм. В XVIII в. они приняли православие, но сохранили традиционные верования и мусульманство. В деревню ежегодно приглашали для совершения моления муллу, считалось необходимым его при­сутствие при похоронах; мулле относили муку (крупу) после пер­вого выгона скота в поле. Развит культ предков, ярко проявля­ющийся в погребальной и поминальной обрядности.

Основное традиционное занятие бесермян – пашенное земледелие. Возделывали озимую рожь, ячмень, овес, лен, коноплю, вырашивали репу, морковь, капусту, огурцы, брюкву. Заметную роль играло животноводство. Занимались бортничеством.

Стержневым социальным институтом сельских бесермян вплоть до 30-х гг. XX в. была соседская община: простая – объединяв­шая жителей одного поселения, и сложная, включавшая несколь­ко малых деревень. Встречались этнически смешанные общи­ны. Сохранялись формы соседской и родственной взаимопомощи (веме). До первой четверти XX в. у бесермян наряду с малой семьей существовали большие неразделенные семьи. Межэтни­ческие браки были редки, очевидно, из-за особенностей веро­ваний, быта, обрядов. Разделение больших семей широко рас­пространяется с началом коллективизации. Современные бесермяне живут малыми семьями, часто встречаются смешан­ные браки.

К началу 90-х гг. XX в. сложились внутренние предпосылки (рост этнического самосознания, становление бесермянской интеллигенции, осознающей ответственность перед своим быс­тро исчезающим этносом) и внешние условия (демократизация общества, либерализация в сфере национальной политики, свя­занные с эпохой перестройки), которые способствовали станов­лению бесермянского национального движения. В январе 1990 г. состоялось учредительсное собрание Обще­ства бесермянского народа. Впервые в повестку дня общественно-поли­тической жизни Удмуртии была поставлена «бесермянская проблема», причем как в научном, так и практическом плане. Был намечен и стал постепенно реализовываться целый ком­плекс мер по преодолению сложившегося негативного поло­жения бесермян. Решением бюро Удмуртского рескома КП РСФСР была создана специальная комиссия по изу­чению проблем бесермянского народа. В 1992 г. Президиумом Верховного Совета Удмуртской Республики от 2 июля № 735-ХII и Сове­том Министров Удмуртской Республики от 29 июля № 293 было принято постановление «О восстановлении историчес­кого имени бесермянского народа». По представлению Пра­вительства Удмуртской Республики, постановлением Прави­тельства Российской Федерации от 29.03.2000 г. бесермяне были включены в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации.

По поручению Комитета по делам национальностей при Правительстве Удмуртской Республики (ныне – Министерство национальной политики УР) в ответ на обращение Общества бесер­мянского народа, Удмуртским НИИ истории, языка и литерату­ры УрО РАН была разработана научная программа по комплексному изучению бесермян. В 1995 г. проведено этностатистическое обследование бе­сермянского населения, в результате получен целый ряд репрезентативных данных. Так, выяснилось, что 64% бесермян желают восстановить свою национальность, 13,5% относят себя к удмуртскому этносу, 2,5% — к русским, 20% не определили свое отношение.

Таким образом, после многолетнего забвения бесермяне как этнос не только вернулись на карту России, но и впервые в своей истории получили право на реализацию всего спектра га­рантий, предусмотренных Законом Российской Федерации «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации».

В республике с 1996 г. регулярно проводится республи­канский бесермянский праздник «Корбан». Открыто несколько историко-культурных экспозиций-выставок, созданы и успешно функционируют фольклорно-этнографические коллективы, осуществлен ряд изданий о культурном наследии. В солидных справочно-энциклопедических изданиях «Народы России», «Народы и религии мира», «Удмуртская Рес­публика» были опубликованы специальные статьи, посвященные бесермянам, что также содействовало осознанию ими сво­ей этничности.

Удмуртским ИИЯЛ УрО РАН впервые опубликованы две солидные книги, полностью посвященные бесермянам (О бесермянах. Сборник статей / Составитель Г. К. Шкляев. Ижевск, 1997.; Е. В. Попова. Семейные обычаи и обряды бесермян (кон. XIX – 90-е годы XX в.). Ижевск, 1998). Из работ более раннего периода можно назвать солидную монографию Т. И. Тепляшиной «Язык бесермян» (М.: Наука, 1970). На подхо­де — другие публикации. В 90-е гг. XX в. впервые были защи­щены две кандидатские диссертации (Г. И. Попова, Е. В. Попова) и одна докторская (А. П. Шаховской) диссертация по бесермянам. Одна из первых «бесермянских» диссертаций (Г.Н. Трефилов), подготовленная еще в 1950-е гг., к сожалению, так и не была защищена.

Министерство национальной политики УР в своих изданиях неоднократно обращалось к бесермянской тематике: Г.К. Шкляев Бесермяне // Информационный бюллетень. № 1. Ижевск, 1996; Информационно-методический бюллетень. № 4. Ижевск, 2000., практически целиком посвященный бесермянам. На радио и ТВ осуществлен ряд передач о бесермянах.

 

Источники:

Владыкин В.Е., Попова Е.В. Этническая мобилизация бесермянского народа // Феномен Удмуртии. Т. 3., Кн. 3. Единство и многообразие этнических мобилизаций: уроки пройденного пути. М.-Ижевск: Издательство «Удмуртия», 2003.

Владыкин В.Е., Попова Е.В. Бесермяне // Народы и религии мира. М.: Научное издательство «Большая Российская Энциклопедия», 2000.

 

 

 


 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА УДМУРТСКОЙ АССР от 2 июля 1992 года № 735-XII «О восстановлении исторического имени бесермянского народа»

    

Удовлетворяя неоднократные обращения Общества бесермянского народа в государственные органы, учитывая исторический факт их компактного проживания на севере Удмуртии, и в целях сохранения истории, самобытной культуры бесермян Президиум Верховного Совета Удмуртской Республики ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Восстановить официальное наименование национальности народа “бесермяне”, проживающих на территории Удмуртской Республики.

 

Председатель Верховного Совета Удмуртской Республики
В.К. Тубылов

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ от 29 июля 1992 года № 293 «О восстановлении исторического имени бесермянского народа»

 

Бесермяне проживают на территории Удмуртии, в основном, в Юкаменском, Ярском, Балезинском, Глазовском, Красногорском районах.Их численность по переписи населения 1926 года составляет около 10 тысяч человек. Из переписей более позднего периода бесермяне, наряду с некоторыми другими малочисленными народами, исключаются. В республике бесермянских деревень 20, всего селений, где живут бесермяне, около 60. Говорят представители этого народа на одном из диалектов удмуртского языка.

В настоящее время наблюдается слияние бесермян с удмуртами. Обеспокоенные утратой этноса, бесермяне обращаются в адрес руководящих органов республики с просьбами восстановить самостоятельность нации, сохранить ее культуру, самобытность.

Госкомитет по делам национальностей РСФСР на основании имеющихся материалов в декабре 1991 года делает вывод о целесообразности выделения этнической группы “бесермяне” в самостоятельную национальность.

В целях сохранения истории, самобытной культуры бесермян Совет Министров Удмуртской Республики ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1.       Исполнительно-распорядительным органам названных районов, республиканскому управлению статистики совместно с сельскими Советами провести в течении 1992-1993 г. перепись бесермян.

2.       Министерству внутренних дел Удмуртской Республики выдать новые паспорта гражданам, пожелавшим внести в графу паспорта “национальность” запись “бесермянин(ка)”.

3.       Просить Верховный Совет Удмуртской Республики при рассмотрении бюджета предусмотреть финансирование издания бесермянского словаря, учебников, музыкально-песенного сборника.

4.       Контроль за исполнением постановления возложить на отдел социального комплекса Управления Делами Совета Министров Удмуртской Республики.

 
Председатель Совета Министров Удмуртской Республики
Н.Е. Миронов